Свадьба в Малиновке

«Бац! Пополам. »

Оперетта, пожалуй, самый неискренний из всех видов искусства: показные чувства, натянутые улыбки, глицериновые слёзы, пошлость и патетика. Поверхностное и картонное шоу. Танцы-конфетти.

Советская оперетта на тему «мы и враги» ещё более понятна и проста. «Они» — карикатурны, мы — пафосны и человечны. «Они» грабят, мы танцуем. Враги — «сабли нацепили и стали хозяевами над всеми девчатами», для нас девчата — «обычные люди, только с косой» и «сознательные гражданочки». Максимум, кого мы целуем — это лошадь. Они, бандиты, в «монастыре хлещут спиртное », мы же варим уху на костре и поём песни грустным хором…

Каждый раз при просмотре этого фильма задаёшься вопросом: как в одной картине получилось совместить искромётный юмор, гениальные актёрские работы, незабываемые диалоги с унылыми и бесцветными персонажами, красно-серым большевистским пафосом и безнадёжной серьёзностью некоторых сцен? Конечно, красный командир не может быть смешным, он может только грозно спрашивать «откуда, куда, зачем?», ловко обдуривать глупого Попандопуло («ему бы ещё пулемётов подбросить» …) и говорить «зачислить в отряд». Ну а короткое и многозначительное «В штаб!» и вовсе звучит как грозное предупреждение всем врагам народа. Красный командир должен потерять семью, его жена-вдова должна ходить в чёрном, а дочь должна «хоть и росла без отца, но расцвела как вечной весной». Жених-батрак как довесок к прообразу всеобщего счастья…

Красноармеец должен мечтать о всеобщем счастье и иметь кумиром своего командира. Как лихой Петря-бессарабец. Он целует лошадь, подражает Назару Думе и чуть что хватается за маузер «А ну, гад!! »…

Безнадёжно глупа Яринка.

Бесповоротно туп Андрейка.

Они не очень и интересуют авторов фильма. Действие разворачивается где-то около них и для них, но сами они не являются частью действия. Эпизоды с их участием невнятны и неинтересны, песни безжизненны. Они просто как повод…

Создатели картины просто не смогли найти компромисс между пропагандистскими штампами и идеологическими границами и художественным вымыслом и мастерством. Поэтому добрая половина фильма смотрится как эпизод детской дворовой игры в войну с лошадями, штабами, пулемётами, сигналами фонариком, документами в цигарке, безмозглыми врагами и кострами.

Зато там, где над авторами не довлела идеология, мы видим фильм-шедевр. Там, где в центре внимания простые крестьянки, дед Нечипор, Яшка-артиллерист и банда Грициана фильм оживает и переливается всеми виданными-невиданными цветами и оттенками. Как будто работали две разные съёмочные группы. Даже нашлось место пародии на политическую ситуацию в России в том время, когда каждый провозглашал где хотел независимое государство и сам назначал себя начальником банка и рисовал деньги…

Велики и монументальны Михаил Водяной с его неповторимой одесской речью Попандопуло, прыгающая «как коза» «не жена, а ангел» Гапуся Зои Фёдоровой, рассказывающий о своей чернявой гаубице «Яков Ляксандрыч Бойко» Михаила Пуговкина, дед Нечипор Евгения Лебедева с его «не спеши». Можно сотни раз пересматривать сцену в исполнении отца и сына Абрикосовых, когда Грициан в сердцах выплёскивает чай через плечо: «Чернявый-бялявый… Батька, гроши!!». Жемчужину подарил миру Алексей Смирнов своей маленькой ролью Сметаны: «А я — не люди?!»…

Вот и получился непростой, при простейшем сюжете, чёрно-белый, при цветной плёнке, фильм, такой полосатый как тельняшка Попандопуло…